Турист Михаил Странник (Chedty)
Михаил Странник
был вчера 18:09

Он ведь с нашим знаменем цвета одного

31 29

Скоро праздник, многоликий такой. У нас часто все переименовывают и переосмысливают, прямо не поспеваешь за ними. Мне как-то вспомнился этот праздник в его советской идеологической постановке. Я вообще все чаще вспоминаю Союз, там было много не справедливого, но было и то чего больше всего не хватает сейчас. Было чувство того, что у тебя за спиной большая сила, что ты прав, что ты знаешь и понимаешь свое будущее и оно тебя устраивает.

За свою жизнь я поменял множество специальностей и в большинстве из них был достаточно успешен, а вот солдат из меня получился совсем никудышный.
За свою жизнь я поменял множество специальностей и в большинстве из них был достаточно успешен, а вот солдат из меня получился совсем никудышный.

Этот рассказ посвящается уже такому далекому Союзу, мужественным и сильным людям, которые его любили.

Татарская буровая бригада — она и в Африке татарская буровая бригада, и в Афганистане тоже. Эта Бригада была в Афганистане.

Мальчишек начинают тренировать лет с десяти. Пока не хватает сил они просто повторяют движение взрослого, чаще всего отца. Где-то в четырнадцать — шестнадцать впервые встают на рабочее место. За спиной у младшего стоит суперпрофессионал и доводит до конца движение через его руку. Движений совсем мало, у кого двадцать, у кого тридцать, но они разучены до полного совершенства. Тоже касается и работы в паре. Пары определяются в раннем детстве (как сговор).

После возвращения из армии ребят берут на Первую Большую Вахту. Это колоссальная ответственность. Если они не выдержат, без денег вернутся все. Татарские вахты берут только аккордные подряды. Представьте себе вахту, которая вернулась в деревню без денег. Представили? А теперь людей, которые в этом виноваты. Так не бывает. Татарская вахта — это единый слаженный механизм, обеспечивающий максимально быстрое и эффективное выполнение поставленной задачи.

«Афган так Афган…, „нам татарам все равно…“. Целиком скважину без перевахтовки? Ну если по нормальному, с желтой полосой, то можно и без перевахтовки. Да ладно, первый раз что ли, не волнуйтесь, сделаем.»

«В результате поднявшейся волны народного гнева Амин вместе со своими приспешниками предстал перед справедливым народным судом и был казнён».

Остановить бурение скважины практически нельзя. Скважину можно закончить, либо аварийно, либо как выполнившую задачу. Аварийно никто не хочет, плохо для репутации, «толи ты украл пальто, толи у тебя украли пальто». Здесь успели, трубы спустили зацементировали. Оставалось освоить и испытать скважину, так, на неделю работы.

Люди на этих операциях почти не нужны. Ребята съездили в соседний городок поторговаться в лавках. Буровая бригада всегда покупает оптом, в лавках это знают. Если дадут хорошую цену продадут больше чем за десять лет всем своим вместе взятым. Основной товар — цветные ткани, среднеазиатским невестам на платья. Городок волнуется, лавочники просят заступиться если придет Кара Майор, клянутся в любви и дружбе к Союзу. Короче, пора валить и больше сюда не соваться, всех денег не заработаешь.

Освоение заканчивали. Скважина отдавала последние кубы проглоченного бурового раствора. Хорошая скважина сильная, такую торопить не надо, опасно. Дочистить и передать инженеру по испытаниям, он уже подъехал. Смешной инженер, совсем молодой, целый день песни орет изо всей дурацкой мочи, но говорят дело знает.

Оппа, не успели… По дороге пылили три БТРа, на переднем зеленное знамя. Братья по вере, мать их…

— Мужики все на местах, драться не лезть, спокойно все, не дергаться.

Духи выскочили из БТРов, человек двадцать. Визгливо, истерично заорали, по виду и голосам обдолбанные. За то глянь, предусмотрительные какие, из городка узбека привезли, который в лавках переводит. Он небось зараза и сдал. Командир духов забрался на мостки.

— Оружие есть?

— Нет конечно, мы же не военные.

— Поедете с нами.

— Куда?

— Не ваше дело.

Скважина начала помаленьку поплевывать газом через раствор. Внятно пахнуло сероводородом. Инженер хотел закрыть задвижку, но один из духов передернул АКМ. Мастер задумчиво сказал: «А может пусть?». «Может пусть» — ответил инженер. Мастер громко заорал: «Всем руки за голову, собраться в курилке. Сероводород." Профессионалам команда понятна. Перетерпеть сколько можно в курилке на холмике на ветерке, те кто внизу быстрее сдохнут.

Скважина выплюнула остатки раствора и пошла чистым газом. Трое духов стоявших рядом с выкидом начали кашлять. Подожди родной, это только начало. Командир заволновался. Мастер предложил закрыть скважину и получив разрешение… начал открывать аварийный выкид. Вот сейчас оно и начнется… «Газы! Надеть противогазы!». Жуткий разрывающий уши рев, открытой без диафрагмы скважины. Чудовищная сила в триста килограммов на сантиметр, выпущенная на волю.

За автомат успел схватился только командир, но тут же получил по зубам. Не знаю, учат ли будущих буровых мастеров с детства бить по зубам, но практика показывает, что это «движение» получается у них здорово. Кашляя и хрипя духи побежали к БТРам. Судя по тому, что охрана БТРов, стоящих в низинке уже не двигалась, гнаться за духами не было ни какой необходимости.

Закрыли аварийный выкид. Минут пять повоняли со свечи, так что бы уж наверняка. Закрыли свечу. Ребята один за другим снимали противогазы. Мастеру нужно было принять решение. Адмиральский закон в действии.

«Взвод стройсь!

Первое отделение, обеспечить максимальную загрузку техники топливом.

Второе отделение, погрузка воды, продовольствия и медикаментов.

Третье отделение сбросить трупы в отстойник и ликвидировать отстойник по временной схеме.

Старшина Закиров, провести инвентаризацию оружия и доложить.»

Забавно, при том что все они Закировы, никто не на секунду не усомнился кто из них старшина.

Инженер опять заржал, все-таки он бешенный.

— Здорово ты их мобилизовал. Ты что знаешь где здесь наши и куда нам ехать? Надо было узбека откачать…

— Они с детства мобилизованные. Черт их разберет какая у них где власть, кто за кого. Поехали домой…, на север… Что дорога? Ты колонну поведешь, ты в институте учился… Кто нас здесь остановит? Тридцать два мужика и все с армейской подготовкой, дистрофиков и трусов в Бригаде нет. Лишь бы ресурса хватило… Поди, посмотри как лучше бочки с горючкой на броне зафиксировать. Первые пару ночей постараемся без боя пойти, а потом горючку в баки перельем. Как стемнеет сразу пойдем.

Низко над горизонтом Полярная Звезда, далеко забрались. Без боя не получилось, на вторую ночь нарвались на блокпост. Хорошо по бочкам не попали. Дальше всю дорогу постоянные стычки. На постах народ в рванье, убогий, но с автоматами. Кто их учил не понятно, орут, руками размахивают…, не надо в этих случаях разговаривать. Плутали много, пришлось горючее на базе с боем брать. Самое удивительное удалось потом спрятаться, пересидеть в тугаях.

Ресурс кончился. Не тот за который боялся мастер. У бригады кончались силы. Кровь и своя и чужая забирает много сил. Самое страшное раненные, двое тяжелых. БТР плохая санитарная машина, помбур плохой доктор. Наконец Дарья. Забрались в плавни, завалили БТРы тростником, ждали следующей ночи для перехода границы.

«Слушай инженер, там на другом берегу ведь не эти козлы, там наши. Мы как ночью в воду сунемся так нам и вклеют, чтобы было неповадно границу нарушать. Ночью нельзя, нужно днем и орать погромче… А… тогда эти со своего берега накроют. Надо, чтобы наши огнем переправу прикрыли.»

Забрались на пригорок, осмотреться на местности. В соседнем кишлаке праздник. Бродячий цирк выступает, на дудках играют, барабанах, мужик в алых шелковых шароварах и золоченных башмаках по канату ходит.

«Он ведь с нашим знаменем цвета одного… Нам его штаны нужны.»

Когда циркач понял, что на него напали гяуры и снимают с него штаны, он начал драться не на шутку. Циркачи они вообще сильные. Пришлось слегка по голове двинуть, чтобы отвлекся. Штаны были очень нужны…

На рассвете три БТР с ревом вошли в воду. Медленно…, ревут сильно, плавают медленно… Наши отреагировали первыми. Начали выцеливать. И в друг:

— Товарищ лейтенант, там на первом БТРе мужик с красным флагом и орет что-то.

— Не стрелять. Эх зараза сейчас они их грохнут. Дайка я по тому берегу с маленьким недолетиком… Ну еще чуть. А вы не стреляйте по Красному Знамени, сколько раз по хорошему говорили. Ну принимайте гостей, только аккуратненько, а то вдруг провокация.

— Да нет свои, по мордам видно.

— Что он там орет?

— «Охоту на волков», товарищ лейтенант, здорово орет, совсем чумной…

Мастер спрыгнул первым, недоверчиво дотронулся рукой до земли. Инженер, с высоко поднятым в руках красным флагом, стоял на БТРе, песня кончилась, а новую начинать еще не хотелось. Когда заглушили двигатели, стало совсем тихо. Мастер громко крикнул:

— Эй мужики где здесь паспортный контроль? А вообще, спасибо что прикрыли, крепко выручили. С меня стакан.

— Ну у тебя мужик Флаг!!!

26800 – карма
Позиция в рейтинге – 17
Комментарии